Новые правила игры в новом информационном веке

Переход через условный рубеж 2000 года ознаменовал собой переход от индустриального века к информационному – поворотный момент в истории человечества, не осознанный еще в полной мере. Знаменитая «проблема» 2000 года и поднятая вокруг этого шумиха только обозначили этот переход и, хотя тема была в основном «раздута» и под это дело, так уж повелось, было «отмыто» немало «бабок», акцент поставлен правильный – благосостояние, а вероятно, и выживание будущих поколений постепенно окажется в зависимости от информационных технологий и связанных с ними рисков информационной безопасности.

В новом веке ситуация во всем мире начала изменяться еще быстрее, чем раньше: невиданные по своей дикости терракты, гибель крупнейших корпораций, невиданный доселе экономический кризис у лидеров мировой экономической системы США и Японии, который пока только усугубляется и тащит за собой к финансовому краху Европу и все остальные страны, интегрированнные в мировую финансовую систему.

Нью-Йоркская фондовая биржа с их Уолл Стритом и трейдерами, с выпученными глазами выкрикивающими котировки акций в переполненном зале, скоро станет анахронизмом и будет заменена электронными торговыми площадками и молодыми ребятами с ноутбуками, проворно перетаскивающими миллионы долларов между виртуальными счетами за считанные секунды, не отрываясь от кружки пива в любимом клубе, а может быть, лежа на диване, – совершенно неважно, в какой стране мира он в данный момент находится. В современном обществе тем, кто не успевает освоиться с информационными технологиями и адаптироваться к новым правилам игры, достается самая тяжелая и низкооплачиваемая работа.

Когда все более или менее значимые для людей процессы окажутся полностью компьютеризированными, а финансовые и информационные системы глобализированными (а это фактически уже почти что произошло в развитых странах), на первое место выйдут информационные риски. Министр информационной безопасности, возможно, станет не менее значимой для государства фигурой, нежели министр обороны или министр финансов. Этим «фантазиям» суждено сбыться, возможно, уже в грядущем десятилетии – раньше, чем многие успеют осознать, что же произошло.

Глобальный кризис мировой финансовой системы уже произошел, мировой информационной кризис еще впереди, и в ряде государств, осознающих неизбежность прихода такого кризиса, уже начинают появляться кресла Министров информационной безопасности. Их позиции в правительстве пока менее значимы, чем позиции Министра обороны, однако ситуация вполне может измениться после Глобального мирового информационного кризиса.

В США в начале своего президенства Барак Обама сразу учредил в своей администрации должность "Кибер-царя" ("Cyber czar"), наделив его очень широкими полномочиями. Американский кибер-царь имеет статус советника Президента, входит в состав Совета Национальной Безопасности и подчиняется советнику по национальной безопасности и советнику Белого Дома по экономике. В его компетенцию входят все вопросы, касающие кибер-безопасности. После этого в правительстве США также была учреждена соответствующая должность. Министр обороны Роберт Гейтс объявил о создании Кибер-команды США (U.S. Cyber Command), которую возглавит директор Агентства Национальной Безопасности (NSA).

Затем правительство Великобритании объявило о своих планах по созданию Офиса по Кибер-безопасности (Office of Cyber Security), который будет действовать совместно с Операционным Центром по Кибер-безопасности (Cyber Security Operations Centre).

Кибер-цари - пока еще, конечно, не министры, однако им осталась всего одна ступень до этого почетного звания. Значит в недалеком будущем и в нашем правительстве появятся аналогичные структуры, т.к. мы не можем позволить себе серьезно отставать в области кибер-безопасности.